Экспорт Армении: выручили мировые цены на медь

Согласно Национальной статистической службе, по итогам минувшего года экономическая активность в Армении составила 7,7%. В марте НСС подведет окончательный итог, но сегодня важно уже то, что зафиксирован экономический рост выше прогнозируемого уровня в 3,2%.

В течение 2017 года, по словам министра финансов Вардана Арамяна, правительство работало, во-первых, на обеспечение макроэкономической стабильности путем реализации налогово-бюджетной политики. На усилия министерства финансов положительно отреагировало рейтинговое агентство Fitch, оптимистично оценив среднесрочные перспективы Армении.

Второе направление деятельности Минфина было нацелено на то, чтобы усиление налогового администрирования не сказалось негативно на экономике, поскольку её рост, как подчеркнул министр, обеспечивают хозяйствующие субъекты. Третьим направлением финансовой политики было сокращение расходов. Удалось сократить текущие расходы на 30 млрд. драмов (более чем на 60 млн. долларов), проявив сдержанный подход по осуществлению данной расходной статьи бюджета – сократившись на 1,2% при параллельном повышении капитальных расходов на 41,8%.

Драйверами роста выступили торговля, сфера услуг, туризм и промышленный сектор, причём, что немаловажно, ключевое значение для роста сыграла благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура. Речь идет о повышении цен на основной экспортный продукт – медно-молибденовый концентрат.

В связи с этим по итогам года был зафиксирован ощутимый рост горнодобывающей промышленности, в частности добычи металлических руд (на 13,2%). В целом горнодобывающей отрасли принадлежит пятая часть общего объема промышленного производства. Добыча руды практически полностью ведется путем разработки открытых карьеров. Следует особо отметить рост производства основных металлов и добычу металлических руд: прежде всего, речь идет об алюминиевом прокате и алюминиевой фольге, медном, цинковом и молибденовом концентрате, а также ферромолибдене.

Повышение мировых цен на медь (к концу года её стоимость превысила 7 тыс. долларов за тонну, что является рекордным показателем для последних двух лет) привело к росту таможенной стоимости экспортируемого из Армении медного концентрата. Параллельно росли физические объемы экспорта этой руды. Так, по данным Комитета государственных доходов, в январе-ноябре 2017 года было вывезено более 444 тыс. тонн медного концентрата на сумму в 527 млн. долл. (в 2016 г. вывезли 397 тыс. тонн на сумму около 357 млн. долл.). Согласно данным таможенной службы РА, это наиболее высокие показатели за последние 10 лет.

Основная часть экспорта цветных металлов и концентратов меди, цинка и молибдена, а также ферромолибдена идет в страны Европейского союза, а точнее в Германию, через болгарские порты. Этим и объясняется высокий уровень товарооборота между РА и странами ЕС, в особенности с Германией и Болгарией. Очевидно, что большая часть растаможивания цветных металлов и концентратов меди, цинка и молибдена, а также ферромолибдена происходит в Болгарии, и именно этим объясняется 75-процентный рост доли экспорта в эту страну. Этим же объясняется и снижение доли Германии в показателях экспорта из Армении.

На наш взгляд, эти данные свидетельствуют о том, что западные импортеры более всего заинтересованы в том, чтобы Ереван продолжал поставлять им полуфабрикаты и сырье (в виде концентратов) цветных металлов. Очевидно, что они хотят иметь дело с Арменией именно в этой роли – поставщика сырья, а не товаров с высокой прибавочной стоимостью. В этом плане подход западных стран к Армении мало чем отличается от подхода к остальным странам постсоветского пространства. Именно этим и объясняется, что западные партнёры вкладывают едва ли не исключительно в горнодобывающую промышленность, сельское хозяйство, туризм и отчасти в инфраструктуру.

Исходя из этого, рост экспорта в 2017 году, превысивший 2,242 млрд. долларов, на самом деле не особенно радует, т.к. немалая его часть получена за счет увеличения экспорта сырья и полуфабрикатов на западные рынки. В то же время налицо рост в других экспортных отраслях, тесно связанных с рынками ЕАЭС. Здесь представлены такие товары, как текстиль и текстильные изделия (рост экспорта за год 35%), древесина и изделия из нее, прежде всего мебели (50,5%), продукция химической промышленности и связанных с ней отраслей, прежде всего фармацевтической (71,4%), кожевенное сырье, кожа и изделия из нее (21,9%), готовые продукты питания (27%).

Таким образом, можно сделать осторожный вывод о том, что осознанно или стихийно армянский бизнес постепенно «перенастраивается» на те сектора производства, развитие которых предполагалось приоритетным при вступлении страны в ЕАЭС. В данном случае речь идет о лёгкой промышленности, в частности производстве обуви (нелишне будет вспомнить, что в бытность СССР каждая четвертая пара обуви на внутреннем рынке страны была пошита в Армении) и трикотажа, производстве мебели и фармацевтической промышленности. Надо полагать, что в эти сферы пришли местные инвесторы, которые перенаправили сюда часть своей прибыли, в том числе и из сферы торговли. Речь может идти только лишь о первых признаках возрождения легкой промышленности, и пока затруднительно дать прогноз, как именно будет здесь развиваться ситуация. Темпы роста экспорта в этих сферах не должны никого обманывать, ибо стартовые объемы были не очень велики. Но тем не менее определенная перспектива для армянского бизнеса на рынках ЕАЭС здесь просматривается.

То же самое касается и фармацевтической промышленности. После того как в течение четверти века в стране были системно, при участии Всемирного банка и правительства Тиграна Саркисяна (2008-2014 гг.), уничтожены флагманы химической промышленности («Поливинилацетат», «Рубин», «Наирит» и др.), химикам не осталось ничего иного, как податься в фармацевтическую промышленность и малотоннажную химию, продукция которой востребована на рынках ЕАЭС. Правда, и здесь следует говорить о невысоких стартовых возможностях, узкой номенклатуре и пока малых объемах производственных мощностей.

Одновременно следует обратить внимание на то, что крайне низок рост экспорта (всего 7%) по такой группе товаров, как изделия из камня, гипса и цемента. И это притом, что промышленность строительных материалов располагает немалыми возможностями. Очевидно, что здесь армянский бизнес пока не проявляет должной гибкости относительно широко открывшихся возможностей рынка ЕАЭС.

В целом напрашиваются некоторые выводы относительно новых и старых тенденций в темпах роста экспорта Армении на условных «северном» (ЕАЭС) и «западном» (ЕС) направлениях. Если экспорт на западном направлении носит в основном сырьевой характер, то в Россию и отчасти другие страны ЕАЭС идут товарные группы с относительно более высокой прибавочной стоимостью. Очевидно, что такая раздвоенность сохранится на ближайшие годы. Таким образом, членство страны ЕАЭС дало возможность Армении нарастить экспорт готовой продукции, что в целом вылилось почти в 40% роста экспорта за минувший год.

Есть еще одна сфера экономики, в которой есть заметный прогресс, но пока она не публична. Речь идет о сфере информационных технологий (ИТ). По данным НСС, ИТ-сектор страны по итогам 2017 года вышел на 13,6-процентный рост, обеспечив годовой объем выручки в 269,1 млрд. драмов ($557,5 млн.). По данным статистиков, четыре пятых общего объема выручки ИТ-сектора приходится на предоставленные услуги.

Лидирующими в этой сфере являются лаборатория роботостроения «Армат», «Инкубатор предприятий» (помимо Еревана имеет технологические центры в Ванадзоре и Гюмри), компания Synopsys Armenia (занимается научно-исследовательскими и инженерными работами в областях автоматизации электронного проектирования, проектирования для производства и разработки интеллектуальных собственностей) и другие. Всего в этой сфере зарегистрировано более 500 компаний. Оборот в сфере ИТ-технологий в 2010 г. составил $149 млн., в 2012 г. – $250 млн., а в 2016 г. – уже свыше $500 млн. Прогнозируется, что к концу текущего года он составит примерно $1 млрд., или около 10% ВВП.

По словам директора фонда «Инкубатор предприятий» (EIF) Баграта Енгибаряна, число ИТ-специалистов в республике скоро превысит 15 тысяч: «Иметь около 15 тыс. специалистов, когда население страны составляет примерно 3 млн., и решать такие задачи не могут себе позволить 90% стран мира».

Впрочем, в этой сфере много неясного. Например, известно, что в Армении есть достаточно много программистов, которые пишут программы «из дома» в режиме freelance в основном для западных или восточных заказчиков. Естественно, что пересылка этих программ не фиксируется как продукт экспорта. За эту работу программистам платят неплохие деньги, которые проходят только как денежные трансферты. Объемы этих работ и оплат очень трудно отследить фискальным органам, но отрицать их значимость в сегодняшней экономике страны уже невозможно. Надо полагать, что столь бурный рост этой отрасли, который Ереван пока не очень афиширует, может стать одной из визитных карточек в рамках ЕАЭС.

В частности, представляя национальную цифровую повестку ЕАЭС в рамках форума «Цифровая повестка дня в эпоху глобализации» 2 февраля в Алматы, премьер-министр Карен Карапетян рассказал о развитии информационных технологий в стране. По его словам, в этом плане определены шесть ключевых направлений: цифровое правительство, кибербезопасность, частный сектор, институциональная основа, цифровые навыки и инфраструктура. К 2030 г. планируется достичь полной цифровизации в формате «государство-бизнес» и 80-процентной – по линии предоставления услуг гражданам.

Таким образом, в Армении, возможно, оформится устойчивая тенденция, способная скорректировать её экспортные потоки на различных глобальных направлениях. Для успеха этих процессов очень многое будет зависеть от эффективности государственного управления, в том числе в связи с уже совсем скорым окончательным переходом на парламентскую конституционную модель.

Источник: Ритм Евразии

Читайте также:

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *