Армянские политологи предлагают формулы построения отношений с Россией

Заявление министра иностранных дел России Сергея Лаврова со вчерашнего дня в соцсетях комментируют политологи и не политологи, озвучиваемые мнения различны, иногда – противоречащие друг другу.

Основатель Армянского института международных отношений и безопасности, политолог Степан Сафарян считает, что в армяно-российских отношениях сейчас существует проблема, которую он называет обеспокоенностью.

Он напоминает, что проблемы были всегда – в том числе и в годы президентства Роберта Кочаряна, Сержа Саргсяна. По словам Сафаряна, сейчас армянская сторона должна донести до российской стороны, что плохие отношения не выгодны обеим сторонам. Политолог считает большой удачей, что сейчас обсуждения протекают публично, а не за дверями, в условиях неосведомленности общества.

«Последствия возникают, когда проблема не получает решения. Да, сейчас существует проблема и множество путей ее решения. Одним из них является удовлетворение обеспокоенности российской стороны, о чем речи быть не может, если, конечно, это связано с предъявленным Хачатурову обвинением.

Другое решение – развеять обеспокоенность российской стороны, объяснить собственные шаги и двигаться дальше с этой точки, этот вариант вытекает из интересов обеих сторон. Вот формула. Если этого сделано не будет, проблемы будут постепенно расти», – сказал политолог.

Сафарян, говоря об обеспокоенности российской стороны и причинах заявления Лаврова, отметил: «1 марта 2008 года говорилось, что Роберт Кочарян по возвращении из Москвы уверенно осуществил антиконституционные действия. Существовала точка зрения, что Москва могла иметь отношение к легитимизации этих действий. Поскольку Роберт Кочарян не принимает обвинения, косвенно угрожает назвать имена, не будем исключать, что в Москве могут быть обеспокоены тем, что отставной президент в своих показаниях может затронуть и Россию».

Сафарян при этом выразил мнение, что в РФ работают лоббисты прежних властей, которые пытаются представить, что все это в Армении делается при финансировании Сороса и с подачи Запада.

Это, конечно, неподтвержденные версии. Сафарян считает, что заявление преимущественно касалось генсека ОДКБ, российская сторона хочет продемонстрировать, что отзыв Хачатурова нежелателен для них, они не могут потребовать этого напрямую, однако пытаются донести это требование.

«Нельзя отрицать, что Россию в этой истории больше интересует Хачатуров, нежели Кочарян. Но какой бы ни была обеспокоенность стратегического партнера Армении, официальный Ереван должен развеять ее. Армения явно демонстрирует, что она не может жить под бременем событий 1 марта 2008 года, даже если Пашинян будет обходить этот вопрос стороной, все равно, бомба, которая была заложена под государственностью, взорвется», — сказал Сафарян.

По словам Сафаряна, «компромисс», о котором намекал Лавров, не может распространяться на сокрытие преступлений.

По мнению политолога Алена Гевондяна, эмоции, применение угодных обществу, популистских подходов в отношениях с Россией – неуместны, к вопросу необходимо подходить с позиций сухого прагматизма. По словам собеседника, заявление Лаврова было месседжем с открытым текстом, говорящем о том, что беспокойство велико.

«Это логично, поскольку российские эксперты на протяжении длительного времени отмечают, что в отношениях с Арменией неопределенность большая, это формирует повестку по уточнению политики, в первую очередь, для российской стороны, чтобы они поняли, с кем и куда двигаться и в каком формате», – отметил политолог.

По словам А. Гевондяна, Россия считает, что произошедшие в Армении события, независимо от правовых обоснований, могут вызвать потрясения в стране – не столько в плане воздействия на сам процесс, а с точки зрения политического проектирования, а нестабильная Армения не в интересах России.

«Россия также сильно обеспокоена по части потери глубины своего прежнего статуса в Армении, и это в некоторой степени понятно. Однако здесь проблема также в иной плоскости. Новые власти Армении должны укреплять безопасность страны и формировать курс внешней политики не с позиций угодных обществу заявлений, а исходя из сухого прагматизма, стратегических реалий и реальной картины армяно-российских отношений», – отметил А. Гевондян.

Он напомнил, что Армения является серьезно заинтересованной страной в отношениях с РФ. По его словам, финансовые и военные компоненты отношений, как и внешняя торговля и контакты в формате ЕАЭС напрямую связаны с Россией.

«При принятии всех решений необходимо учитывать все эти обстоятельства, не забывая при этом те компоненты интересов Армении, которые отличаются от подходов России», – подчеркнул политолог.

Что касается последствий публичности обсуждений касательно армяно-российских отношений, то А. Гевондян отметил, что у общественности нет профессиональной подготовки, рядовые граждане не могут выражать подкрепленных глубинным анализом мнений касательно межгосударственных и других событий.

Кроме того, по его словам, общественность – подвергающийся манипуляции организм, некоторые люди могут использовать проявления общественного мнения в личных интересах, что в итоге может поставить под угрозу интересы государства.

«В этом случае публичное развитие ситуации было решением российской стороны. Заявление Лаврова было также адресовано армянскому обществу в лице армянских трудовых мигрантов, потребителей безопасности РА, также бывших и нынешних должностных лиц, которые могут вступить в неопределенные и кризисные процессы со всеми вытекающими из этого последствиями. Это было месседжем с открытым текстом», – отметил политолог.

Обратившись к звучащим мнениям, что у Беларуси и Казахстана достаточно разногласий с Россией, политолог посоветовал при подобных сравнениях учитывать потенциал Беларуси, Казахстана и Армении, экономические объемы, международные отношения, уровень жизни общества.

«Сравнивая все эти показатели, увидите, что случай Армении несколько иной. Ни у Беларуси, ни у Казахстана нет находящегося в активной фазе конфликта с соседними государствами, у них также нет такой соседней страны, границы которой закрыты и которую они могут рассматривать в качестве угрозы безопасности. Что касается трудовых мигрантов, то в случае с Арменией – это средство существования, а в случае с Беларусью или Казахстаном речь идет о потоках трудовой миграции, которые не очень велики. Энергетический компонент армяно-российских отношений несравним ни с российско-белорусскими, ни казахстанско-российскими отношениями. Так что, чисто в профессиональной плоскости, сравнивать нечего», – пояснил политолог.

Источник: Panorama

Читайте также:

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *