К Пашиняну, почему бы и нет – и к Армену Григоряну, в Москве «привыкнут»: Сергей Маркедонов

Собеседник Первого Информационного – доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета, политолог Сергей Маркедонов.

– Господин Маркедонов, как будут развиваться армяно-российские отношения во время нового правительства Армении? Новоизбранный премьер-министр, во всяком случае, не имеет пророссийской ориентации. Считаете ли вы, что отношения, сложившиеся во время прежних властей, подвергнутся изменениям?

– А почему он не пророссийский? Он приехал к Путину в Сочи, выразил свое восхищение российской военной техникой во время парада о (имеет в виду 28 мая в Сардарапате – ред.). Он проармянский, но если сотрудничать с Россией было выгодно, почему бы и не сотрудничать в будущем?

Самое главное сейчас, на мой взгляд, что началась рутинизация нового правительства и его отношений с Россией. Была встреча Путина и Пашиняна – это было более символичным, но было совещание Мнацаканян-Лаврова – это была более профессиональная встреча. Два министра встретились, наладили человеческий контакт, обсудили вопросы, представляющие большой интерес. Я понимаю, как Мнацаканян поговорит с Лавровым, как Тоноян поговорит с Шойгу, но как Григорян будет говорить с Патрушевым, пока я не очень понимаю, но, в конце концов, многое произошло.

Вы знаете, когда человек из оппозиции становится властью, все складывается по-другому. Когда у руля власти Саргсян, Пашинян или кто-то другой, это не может изменить тот факт, что из четырех границ Армении две закрыты, сосед и Армении относятся к ней не дружественно – это 10-миллионный Азербайджан и почти 80-миллионая Турция. Это 80-миллионая Турция является членом НАТО, а Армения не может быть членом НАТО, по крайней мере именно по этой причине Турцию и не выгонят из НАТО. Членство как Армении, так и Турции в Евросоюзе невероятно. Нравится или нет, Россия остается важным игроком, и любой политик в Армении будет учитывать это.

– Считаете ли вы, что есть проблемы с кадровой политикой, вы намекнули на Армена Григоряна?

– Знаете, когда Александр Лукашенко стал президентом Белоруссии в 1994 году, Москва очень плохо отреагировала на это. Говорили, что депутат из колхоза, который боролся с коррупцией, стал президентом. А сейчас относятся к нему нормально, наверное, и к Пашиняну привыкнут, и почему бы и нет, к Григоряну?

– Но российская пресса периодически негативными статьями затрагивает кадровую политику нового правительства.

– Давайте поймем одно. К сожалению, мои армянские коллеги не совсем понимают эти вещи. Леонтьев что-то сказал, начали комментировать. В России есть один человек, голос которого имеет значение – Владимир Владимирович Путин, и все. Что там говорит, Леонтьев, Жириновский, это для газеты, зрителя. Путин и Лавров, хорошо это или нет, Россия авторитарна или нет – это реалии. Есть два голоса, которые нужно слушать. Что, что говорят журналисты, писатели или участники программ, что необязательно, по желанию.

– А какие перспективы существуют в урегулировании карабахского конфликта во времена правления Пашиняна? Он отмечает, что Степанакерт должен вернуться к столу переговоров и невозможно без его прямого участия.

– Эта возможность ограничена многими параметрами. В какой-то момент, да, было такое участие, но оно было потеряно. Теперь его невозможно восстановить автоматически, потому что вы не войдете в одну реку дважды. Такие идеи будут существовать. Но даже внутри Армении это воспринимается по-разному, даже внутри Армении идет дискуссия по этому вопросу. Что касается Москвы, Лавров отреагировал достаточно четко – не против, но это вопрос обсуждения для переговорных сторон. Есть парадокс – и в Баку, и Ереване часто говорит, что мы независимы, но в то же время говорят, что ключ к карабахскому урегулированию находится в Москве, так не бывает. Сейчас вы либо независимы, либо ключ находится в Москве. Но не в Москве, Москва может помочь, Москва не решит проблему вместо Баку и Еревана, это ответственность, Москва не хочет брать на себя такую ответственность. И это очень четко сказано.

– Но вы думаете, что в ближайшем будущем Ереван и Баку смогут найти решение?

– А что означает решение? Вы скажете, самоопределение Карабаха, но в Азербайджане так не считают, все очень сложно. Одни говорят белое, другие – черное, как их сочетать, очень сложная задача.

Источник: 1in.am

Читайте также:

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *