Тайный код системы: новая власть проникла в старую базу

Роберт Кочарян и Серж Саргсян по делу 1 Марта проходят в качестве свидетелей, сказал начальник Специальной следственной службы. Поворот в деле 1 Марта произошел накануне, когда следственная группа заявила, что бывшему министру обороны Армении предъявлены обвинения – за попытку свержения конституционного строя при помощи незаконного вовлечения армии.

В данном случае Микаэл Арутюнян это «код» – код бывшей правящей системы. Дело 1 Марта – это то дело, которое «покрывает» всю систему, причем, с той особенностью, что покрывает не характером экономического преступления, а в сущности убийства. Причем, проблема не в исключительно непосредственном участии или сыгранной роли того или иного бывшего чиновника в вопросе убийства конкретно десяти граждан. 1 Марта было более крупной операцией – начиная с рассвета на Площади Свободы и заканчивая убийствами уже ближе к ночи. Осуществить ее можно было только с вовлечением всей системы целиком, со всеми ее формальными и неформальными сегментами.

По сути, 1 Марта в дальнейшем стало кодом правящей системы, так сказать «внутренним кодом», опять же в широком смысле – также в смысле политической системы. Вопрос также 2011 году стал предметом так сказать сделки или договоренностей в формате власть-оппозиция, когда начался так называемый диалог, который, конечно, продлился всего несколько дней.

В действительности, преступление 1 Марта за проходящее десятилетие было так сказать полной глубинной коммуникацией внутренний развитий в Армении в различных форматах – двусторонних, многосторонних, групповых, клановых и так далее. Как невозможно перестроить театр без полного демонтажа инфраструктур, находящихся между сценой и авансценой, так и в Армении невозможно удалить прежнюю систему без демонтажа глубинной коммуникации или как минимум ее глубокого и подобного знания.

С этой точки зрения дело, безусловно, имеет две плоскости – чисто юридическую, когда должны быть выявлены все действия, содержащие элемент преступления, и вся цепь – также и политическая. Причем, политическая в этом смысле, конечно, непосредственно связана с эффективностью юридической стороны, однако есть еще одно обстоятельство: независимо от того, с какой конкретно эффективностью будет развиваться расследование в уголовной плоскости, политическая будет действовать также ощутимо автоматически или, как говорится, сама по себе.

Явится ли Роберт Кочарян на допрос или нет, будут ли допрошены Сейран Оганян и Серж Саргсян или нет, обнаружат ли Микаэла Айрапетяна или нет – по большому счету, все это только одна сторона вопроса, потому что все они уже находятся под прицелом и в их отношении любое действие или отсутствие действий у всех ключевых акторов десятилетней системы вызовет вопросы, сомнения, следовательно, также и подвигнет их на явные или завуалированные, но какие-то шаги. Вот в чем заключается смысл «раскодирования».

Иными словами, новая власть проникла в базу «памяти» старой системы, чем, в числе ряда иных ключевых задач, решает также и важнейшую для себя задачу – практически необратимо блокировать возможность коллективизации старой системы.

Источник: 1in.am

Читайте также:

Комментарии:

1 комментарий

  1. О каком демонтаже старой системы тут можно говорить, если любой школьник понимает, что за возглавляемыми Пашиняном акциями протеста стоял сам Саргсян, который инициировал всю эту протестную компанию по указке США для сохранения своих активов за рубежом!
    Сейчас же, в сущности, ничего не изменилось, и после прихода к власти Пашиняна страной продолжает управлять все та же команда Сержа Саргсяна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *