«Я хотел уйти, а вы потребовали остаться»: бумажный или железный аргумент?


Мог ли Серж Саргсян не подчиниться, заявляет один из одиозных депутатов НС Сейран Сароян, говоря, что это ситуация требовала его премьерства, как он мог не подчиниться партии и ситуации? РПА пытается представить премьерство Саргсяна в качестве приказа партии, который он должен был выполнить. Заявления об этом еще раньше Сарояна сделали другие члены РПА. Интересно, что если бы Серж Саргсян в 2014 году не сделал широко известного заявления о своем не притязании на пост премьер-министра, попытались бы члены РПА представить ситуацию именно так, что Саргсян вынужденно подчиняется партийному большинству, независимо от его желания и амбиций?

Это делается только для Сержа Саргсяна, чтобы создать ему алиби, или здесь есть более глубокий подтекст и контекст? Общественность безусловно не верит, что Серж Саргсян может стать премьер-министром, несмотря на желание, подчиняясь только требованию РПА. В Армении найдется, пожалуй, мало людей, которые считают, что Серж Саргсян подвергается воздействию РПА, а не наоборот. Большинство убеждено, уверено, что Республиканская партия безоговорочно выполняет пожелания и указания Сержа Саргсяна, и это – именно такой случай. Более того, похоже, что об этом говорит и реальность, принимая во внимание, что о премьерстве Саргсяна, например, становится известно до обсуждения в РПА, хотя партия заверяла, что ничего не известно, и они обо всем сообщат через несколько дней.

Но вдруг об этом говорит Карен Карапетян, заявляя, что они так решили с Сержем Саргсяном. Конечно, трудно поверить в такую ситуацию, в то, что РПА может принудить Саргсяна стать премьер-министром. Однако вся проблема в том, действительно ли это для того, чтобы смазать, завуалировать заявление 2014 года, создать алиби для этого, или имеются и другие проблемы и обстоятельства? Во-первых, конечно, не может вполне адекватно рассматриваться версия, что Серж Саргсян безоговорочно подчиняется РПА, а партийное большинство в свою очередь не влияет на решения Саргсяна. В конечном счете, в случае таких отношений правящая система в Армении давно бы рухнула, поскольку у нее нет ресурсов для действий в вертикальном подчинении одному человеку, это, так сказать, система «внутрисистемной демократии» с довольно высокой степенью действия, и в этом сила, в которой все имеют право голоса, просто с четко разработанными внутренними механизмами, и никому не отказывают или не упрекают просто так. Проблема всего лишь в том, что существует четкая иерархия и распределение ролей и обязанностей, и, поскольку все ясно в плане «внутрисистемной демократии», или, так сказать, неписаных, неразглашенных консенсусных решений, где Серж Саргсян, при принятии какого-то масштабного решения, безусловно, учитывает интересы субъекта соответствующего масштаба и проблему не причинения ему ущерба, а в случае неизбежности или необходимости ущерба либо представляются достаточно ясные и убедительные аргументы, в отличие от аргументов, предоставляемых обществу.

Соответственно, по крайней мере теоретически, основываясь, конечно, на практике регламента внутренней внутрисисиетмной структуры и регулирования отношений, нельзя исключать, что премьерство Саргсяна также является императивом системы, когда действительно независимо от его желаний и устремлений, Саргсян также стоял перед системными вопросами, связанными с будущей деятельностью, и не имея этих убедительных аргументов, продолжает нести всю ответственность. Не исключается также, что Саргсян, конечно, сам умело спровоцировал такую ситуацию, другими словами, определенную внутрипартийную панику и требование, сам себя, так сказать, загнал в «угол», для того, чтобы при необходимости иметь также аргументацию и оружие для той же системы, когда будет потребность в сложных решениях и проблемах. Я не хотел, собирался уйти, а вы захотели и заставили, чтобы я остался, скажет Серж Саргсян.

В то же время, по «требованию» большинства Республиканской партии Серж Саргсян возможно рассматривает премьерство в качестве аргумента на внешней платформе, чтобы маневрировать этим при необходимости возможных нежелательных решений в период его пребывания в должности, когда Саргсян может «инсценировать» требование республиканского большинства для непринятия того или другого нежелательного или неблагоприятного решения, продиктованного внешними реалиями. Хотя, конечно, трудно представить, что международное сообщество в этом вопросе может быть более доверчивым, чем армянское общество. Но, с другой стороны, остается либо решить проблемы с большинством, в том числе, например, с Сейраном Сарояном, или выступить с неконституционным для Армении требованием – игнорировать большинство, или принять аргумент Сержа Саргсяна.

Арам Аматуни

Источник: 1in.am

Читайте также:

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *