Кочарян: Нет плохо сражающихся народов, есть плохо организующие войну правительства

Подпишись на ТЕЛЕГРАМ канал @KarabakhTimes

Второй президент Армении Роберт Кочарян дал интервью телекомпании «5-ый канал» и ответил на вопросы о недавней войне в Нагорном Карабахе, выразив мнение о причинах начала этой войны и поражении армянской стороне.

— Так называемая «власть народа» поставила на колени собственный народ. Я уверен, что власть Армении сделала все, чтобы сделать войну неизбежной.

— Переговорный процесс (по Карабаху) был заведен в тупик. Заведен осознанно. Взаимоисключающими заявлениями была создана такая ситуация, что даже сопредседатели (Минской группы ОБСЕ) не понимали, чего хочет армянская сторона. И сформировалось впечатление, что армянская сторона, просто, создает, придумывает разные приемы, чтобы завести переговорный процесс в тупик. Война началась в тот момент, когда почти никто не сомневался, что препятствия и срыв переговорного процесса происходят из-за армянской стороны.

— Армянская сторона, наши власти, легитимизировали азербайджанскую агрессию в отношении Карабаха. Правовая основа существования Нагорно-Карабахской Республики – Республики Арцах – это применение права народов на самоопределение. Сейчас, мы нашими заявлениями это, по сути, изменили и привели урегулирование вопроса в плоскость территориальной целостности государств. Вот причина, почему со стороны международного сообщества эта война и азербайджанская агрессия рассматривалась как восстановление территориальной целостности. Сколько стран осудили Азербайджан за то, что он начал войну? Вы можете сказать? Как это назвать, если не дипломатическим крахом? Сторона, начавшая войну, не осуждена за то, что начала войну. Причина в одном: она восстанавливала свою территориальную целостность, а такое восприятие – прямая вина наших властей. «Арцах – это Армения, и точка» — это формула, которая означает, просто, перемещение вопроса в плоскость армяно-азербайджанских отношений, плоскость отношений территориальной целостности.

— Конфликт в Тавуше (в июле 2020 года) спровоцировала армянская сторона. Когда начальник Генштаба говорит, что 12 июня он отправил доклад о том, что Армения не готова к войне, а через месяц после этого спровоцировать такой инцидент, раздуть значение этого инцидента — 70 людей наградить орденами и говорить о том, что мы победили и Азербайджан, и Турцию – что это было, если не провоцирование войны? Если ты знаешь, что ты не готов, зачем пошел на этот шаг?

— Известный тезис министра обороны: «новая война – новые территории». Мы, по сути, посредством министра обороны озвучили в отношении Азербайджана такую угрозу, кратчайшей нейтрализацией которой было вовлечение Турции в войну. Понимаете? Ты говоришь нечто, для чего ты не имеешь достаточно силы, на что не способен пойти, но своими словами ты подталкиваешь своего врага к намного более, скажу так, интегрированному в оборонной системе сотрудничеству с Турцией. И мы увидели результат этого.

— Все это вместе, в сопоставлении, создало ситуацию, когда ты Азербайджану не оставил шанса сохранить надежду, что дипломатическим путем он чего-то может достигнуть. А если ты не оставляешь такого шанса, остается война.

— Заявляли, что воздух полностью закрыт. Выяснилось, что воздух полностью открыт для азербайджанских военно-воздушных сил, беспилотных аппаратов.

— Я считаю, одна из самых грубых ошибок: тот факт, что на третий день прекратили пополнение регулярной армии, перейдя к системе отрядов… Мы победили в войне 1992-1994 годов в основном по той причине, что на год раньше совершили переход от отрядов к регулярной армии. Спустя 27 лет, какое мышление должен иметь Верховный главнокомандующий, чтобы перевернуть все это и пойти в обратном направлении – от регулярной армии к отрядам?

— На юге (Карабаха) мы не выдержали всего на 14 километрах. В первый же день отступили… И на этих 14 километрах азербайджанцы развили свою атаку, разветвились в сторону Джабраила на север, потом — Гадрут, и прямо – в сторону Худаферина, Кубатлу, Зангелана. И все это время мы не смогли сформировать новый рубеж. По какой причине? Потому что пытались осуществить одну боевую операцию, которая тогда была очень сомнительна для ряда военных. Между тем, люди говорили, что нужно, как на севере, этими силами построить новый рубеж и удерживать, обороняться. Всего лишь нужно было обороняться неделю, десять дней, чтобы остановить это давление. Но выбрали такой путь, который, просто, привел к тому, что был сломлен хребет вооруженных сил на этом направлении.

— Та ложь, которую каждый день преподносили нашему народу в дни войны… Эта ложь внесла такой раскол в представления о войне в Карабахе, Армении, на передовой, что это просто разъедало нашу армию. После такого потока лжи люди переставали доверять государству. Они думали, что происходит: или мы часть одной большой игры, или мы кто? А для солдата представитель государства – офицер, и недоверие по отношению к государству немедленно распространяется на недоверие по отношению к этому офицеру.

— Одна из причин поражения была в нейтрализации испытанных, прошедших через войну, имевших успехи командиров.

— Премьер-министр был обязан остановить войну на следующий день, когда он получил от Генерального штаба этот доклад. На третий день получил, на четвертый день должен был принять план Лаврова и остановить войну. С конкретными сроками, даже если это предполагало возвращение территорий. В то время азербайджанцы на юге всего на три-четыре километра продвинулись. Всего. И тогда у нас было приблизительно 500 жертв. Но война была остановлена на 44 -ый день после того, как мы имели несколько тысяч жертв, более чем 10 тысяч раненых и по худшему сценарию, после потери территорий и без какой-либо перспективы в плане обсуждения статуса: нет ничего зафиксированного.

— Верховный главнокомандующий стал пленником выдуманной им же лжи. Теперь представьте, если бы народ узнал, что происходит, если бы узнал, что терпит поражение, узнал действительное число жертв, не сказал бы, что он предатель. Сказал бы: принимай правильные решение и в правильное время.

— Нет плохо сражающихся народов, есть плохо организующие войну правительства.

— Мне не только не понятно, как Шуши сдался. Для меня еще больший вопрос, как они оказались в окрестностях Шуши. И нигде за все это время, а это длилось приблизительно больше двух недель, нигде не строилось новых рубежей.

— В истории я помню один случай, когда государство потерпело поражение и власть не изменилась. Это была первая война в Ираке в 1991 году. Саддам Хусейн остался у власти, используя всю свою тоталитарную систему. Потом плохо кончил – его повесили. Закономерность такова. Проигравшая, подписавшая капитуляцию власть должна быть заменена. Должна быть заменена во имя этого народа.

— Армия понесла громадные потери в плане бронетехники. Очевидно, что мы своими силами не сможем все это восстановить и иметь боеспособную армию. Сейчас, чтобы привести это все в нормальное русло и восстановить боеспособность армии, я не вижу иной страны, с кем мы можем это делать. Это Россия. Значит, нужно находить формулы гораздо более глубокой интеграции.

— Очевидно, что в этой ситуации быстро проводить внеочередные выборы неправильно. Видели, что мы получили в результате выборов, проведенных в обстановке эйфории, и хотя бы имея этот опыт, мы должны понимать, что нужно время, чтобы в более спокойной ситуации организовать выборы. Нужен хотя бы год времени, чтобы в спокойной ситуации организовать рациональные выборы.

Лидеры Армении, России и Азербайджана Никол Пашинян, Владимир Путин и Ильхам Алиев в ночь на 10 ноября подписали совместное заявление о полном прекращении военных действий в Нагорном Карабахе. Согласно заявлению, ряд районов переходят под контроль Азербайджана, стороны проводят обмен пленными, вдоль линии соприкосновения и вдоль Лачинского коридора, соединяющего Карабах с Арменией, размещаются российские миротворцы.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *