Пашинян-Саргсян: новый и старый форматы

Пресс-секретарь премьер-министра Никола Пашиняна в ответ на вопрос Арменпресс о том, находился ли президент Армен Саргсян с деловой поездкой за границей – Великобритании, Франции, США, с ведома премьер-министра, сослался на Конституцию. В ней говорится, что внешняя политика Армении разрабатывается и реализуется под руководством премьер-министра, и президент может заниматься этим с согласия или по поручению премьер-министра. Спикер призвал так рассматривать визит Армена Саргсяна за границу. Здесь интереснее, почему и у кого возник этот вопрос, по какому поводу? Действительно ли в связи с публикацией в СМИ того же дня, в которой министру иностранных дел Зограбу Мнацаканяну приписывался саботаж против правительства Никола Пашиняна?

Согласно этой публикации, Мнацаканян вял в вопросе представления миру сформированной в результате бархатной революции новой Армении, в вопросе представления преимуществ результата армянской революции по сравнению с Азербайджаном. Интересно то, что Мнацаканян рассматривался как кадр Армена Саргсяна, именно благодаря которому оказался в правительстве. Иными словами, косвенно, но прозрачно саботаж был приписан Армену Саргсяну. То, что возникла необходимость разъяснения пресс-секретаря премьер-министра о его визите, подсказывает, что к публикации о «саботаже» или тенденциям, отраженным в ней, власти отнеслись серьезно. Тенденция довольно четкая по крайней мере под одним углом зрения: предвестник молчаливого противостояния Никол Пашинян-Армен Саргсян по внешней политике, возможно, в рамках государственной власти.

Пресс-секретарь премьер-министра фактически заявил, что такого конфликта нет, и он исключен именно Конституцией. Конечно, в случае конфликта или конфронтации вряд ли кто-то признался бы в этом, однако это не может автоматически означать, что он существует, просто скрывается. С другой стороны, конечно, чисто из-за характера и логики власти вполне естественно, что существует столкновение интересов между двумя разными центрами. Речь идет о внутренних центрах власти, хотя, конечно, может быть вопрос, может ли здесь отразиться конфликт интересов иностранных политических центров, учитывая, что Россия воспринимает Армена Саргсяна как прозападного, и Саргсян регулярно пытается развеять это подозрение. С другой стороны, заметно, что усилиями по устранению сомнений в России отличается также Никол Пашинян, хотя в этом случае очевидно, что Москва более скептика в случае Армена Саргсяна и именно его чаще «мучает» этим вопросом. Или тем не менее это преувеличение – говорить об определенной конфронтации во внешних центрах и, возможно, вообще о тенденции конфронтации?

Скорее, возможна попытка возможно внутренней третьей стороны создать конфронтацию новому правительству в ряду других попыток ударов в информационном поле. Вопрос здесь, конечно, имеет два аспекта. Прежде всего, неоспоримо, что с течением времени неизбежен конфликт интересов Пашиняна и Саргсяна. В то же время это вполне нормально в парламентской системе управления, которая, по сути, представляет собой систему противовесов, и в этом весь эффект. Проблема внешних векторов здесь не будет существенной, так как как Пашинян, так и Саргсян, несомненно, хорошо представляют, и внешние центры как по их части, так и вообще, хорошо понимают, что для Армении в обозримом будущем вопрос об изменении внешнего вектора закрыт из-за объективного веса воздействия проблемы безопасности. Другой вопрос, что во внутренней политике в деле конкуренции, взаимного сдерживания, они могут использовать внешние компоненты. Наконец, у обеих сторон уже была легкая стычка в отношении полномочий Конституции, как распределить их между президентом, премьер-министром и парламентом, чтобы нейтрализовать суперпремьерство.

Армен Саргсян заявил, что власть должна распределяться равномерно, а Никол Пашинян сказал, что, конечно, власть премьер-министра должна быть уменьшена, но власть не может распределяться равномерно, поскольку в конечном итоге должен быть главный ответственный. Есть ли здесь конфликт, или просто слова оставляют такое впечатление, а по существу стороны придерживаются одного мнения? До сих пор они не распространялись по этой теме, чтобы она стала более понятной. Но очевидно, что есть потенциал для конфронтации, и искры могут сделать свое дело. Повторим, что если речь идет о нормальной политической конкуренции, то это даже необходимость в работе парламентских противовесов. В то же время во втором аспекте вышеупомянутой ситуации то, что, несмотря ни на что, пока эти искры не нужны ни Пашиняну, ни Саргсяну. Они по-прежнему имеют и, вероятно, будут иметь еще долгое время много общих проблем и «врагов», в том числе – требующих решения во внешнем поле. В любом случае конкуренция Пашинян-Саргсян является, по сути, политически новым форматом Армении, а до этого у них обоих есть задача отправить политический формат «старой Армении» в историю.

Арам Аматуни

Источник: 1in.am

Читайте также:

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *