Армине Адибекян: «Невежество» – это не оскорбление, а просто констатация факта

Подпишись на ТЕЛЕГРАМ канал @KarabakhTimes

«Да, я использовала выражение «торричеллиева пустота» и однозначно отвечаю за то, что сказала, потому что я оцениваю людей не по тому, хорошие они или плохие, а по стилю, эффективности их работы», – заявила на пресс-конференции 11 февраля эксперт по Азербайджану, социолог Армине Адибекян, касаясь факта очередного своего вызова в Полицию РА.

«Статья Уголовного кодекса о тяжком оскорблении на самом деле предотвращает это, но четкого объяснения, что является тяжким оскорблением, нигде не приводится», – указала она.

«По моему представлению, речь не идет просто об оскорблении, а человек вследствие этого должен пережить глубокую травму, впасть в депрессию, его должны начать преследовать страхи…» – пояснила Адибекян, подчеркнув, что она всего лишь оценивает произнесенные публичными деятелями тексты и их действия, но никак не оскорбляет их.

По ее словам, у нынешней власти есть одна прекрасная особенность, она говорит одно, а делает прямо противоположное, а она сама, как специалист, имеет право давать оценку этим деятелям.

Адибекян сообщила, что накануне в Полиции она спросила у следователя, где в сказанном ею тяжкое оскорбление, следователь же ответил, что ему прислали соответствующее видео, он же выписал оттуда возможные тяжкие оскорбления.

«Будучи уверенными, что я ничего нормального относительно представителей действующей власти сказать не могу, что каждое мое слово – оскорбление в отношении любого должностного лица, они не стали даже слушать, что я говорю, просто взяли ссылку на видео в YouTube, отправили следователю, сказали – изучай.

Следователь же не знает о статье, не понимает, о чем речь, выписал все плохие слова из видео, на основании этого пригласил меня на беседу, в ходе которой я и разъяснила, что произнесла не «конченная пустота», а «торричеллиева пустота». Мне пришлось провести ликбез, рассказать, кто такой Торричелли, какой вклад он внес в мировую науку», – отметила Адибекян.

Она также сообщила, что накануне из беседы со следователем в отделении Полиции выяснила, что слово «невежда», оказывается, является тяжким оскорблением.

«Это было включено во второе мое дело как тяжкое оскорбление, но «невежество» – это не оскорбление, а просто констатация факта», – сказала Армине Адибекян.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *