Вопрос Нагорного Карабаха не решен: Нагорный Карабах будет либо армянским, либо его вообще не будет

Подпишись на ТЕЛЕГРАМ канал @KarabakhTimes

Заместитель директора Института востоковедения РАН Александр Скаков считает, что российские вооруженные силы являются гарантом выживания арцахских армян, российские миротворцы не уйдут и через пять лет. Они пришли сюда и останутся надолго. В интервью, данному «Арменпресс», касаясь вопроса, сохранит ли Арцах свое существование как армянский территории после оккупации большей части своей территории, Александр Скаков ответил, что Арцах может быть только армянским, поскольку армянское население Арцаха никогда не сможет жить в составе в Азербайджане.

— На днях начальник Генерального штаба Вооруженных сил Республики Армения Артак Давтян заявил, что около 1 000 азербайджанских военнослужащих все еще остаются в Армении. Другими словами, Армения продолжает подвергаться военной агрессии со стороны Азербайджана. Поможет ли размещение российских пограничников на границе Сюника и Гегаркуника решить эту ситуацию?

— Основанием для присутствия ВС Азербайджана в Армении является то, что граница между Арменией и Азербайджаном не демаркирована. Этот вопрос касается не только Армении и Азербайджана. Напомню, что недавно аналогичная проблема возникла между Азербайджаном и Грузией в связи с монастырским комплексом Давид Гареджи, часть которого по каким-то причинам внезапно оказалась на территории Азербайджана. Это показывает, что в годы Советского Союза границы были нанесены на карту, но на местности они не были разграничены. Значит, для решения вопросов нужны переговоры, их нужно изучать. И в этой ситуации следует избегать безрассудных шагов, потому что это будет означать провокацию, и не приведет ни к каким положительным результатам.

Что касается роли российских вооруженных сил, в том числе и пограничников, то сегодня российские вооруженные силы являются единственным гарантом выживания народа Арцаха. Я думаю, это очевидно. Очевидно, что российские миротворцы через 5 лет не уйдут. Они приехали сюда задержаться намного дольше.

— А что, если они уйдут?

— Как они могут уйти?

— Если потребует Азербайджан.

— Азербайджан может требовать что угодно, но я думаю, что у России есть рычаги давления на Азербайджан. Без этих рычагов Азербайджан не согласился бы на размещение российских миротворцев в регионе. Значит, рычаги, видимо, есть. И если мы посмотрим на опыт других стран, я не припомню случая, чтобы вошедшие в ту или иную страну войска выводились. Это касается Сирии, Ирака и Афганистана. Сколько лет американцы покидают Афганистан? Сколько лет они уходят из Ирака? Независимо от того, как далеко они зашли, они там. Это очень распространенная практика. Если они пришли, то останутся.

— Однако, хотя со времени последней войны Россия усиливает свое военное присутствие в регионе, все еще сохраняется некоторое впечатление, что Россия постепенно уступает место все более и более агрессивной Турции.

— С тем, что Турция стала более влиятельной в регионе, конечно, очень сложно спорить. Да, позиции Турции укрепились, но позиции России тоже укрепились. У России ранее не было Вооруженных сил в прилегающих к Нагорному Карабаху районах. Сейчас там российские войска. В результате Грузия, претендующая на вступление в НАТО, фактически оказалась в осаде российских Вооруженных сил. Так что в данном случае следует говорить не об ослаблении позиций России, а, наоборот, об их усилении.

— Скажите, усиление позиций Турции Вы считаете результатом российско-турецкого конфликта или сотрудничества?

— Отношения между Россией и Турцией очень сложные. Они очень многослойны, было бы неправильно сказать, что они однозначно находятся в поле конфликта или однозначного сотрудничества. Здесь элементы и первого и второго. Несомненно, Турция — очень важная страна в регионе, позиции Турции укрепляются не только здесь, но и в других частях региона. Напомню ситуацию вокруг Ливии, Сирии и Кипра. Так что да, Турция усиливает свое влияние.

— Как бы Вы охарактеризовали статус-кво, сформировавшийся или складывающийся после последней войны в Нагорном Карабахе, как Вы представляете переговорный процесс в этой новой послевоенной ситуации? В каком формате будут переговоры по Арцаху? Будут ли они в формате сопредседателей Минской группы или же в сепаратном формате?

— Я думаю, что формат Минской группы — это больше история, чем современная реальность. При всем уважении, но, как говорится, «про мертвых либо хорошо, либо ничего». Поэтому про Минскую группу я ничего не скажу. Она ничего не сделала, чтобы предотвратить последнюю войну. Она полностью раскрыла суть этой конструкции.

Азербайджан выбрал очень удачный момент для начала боевых действий, к которым давно готовился. Америка была в очень неоднозначной ситуации, Франция была занята своими проблемами, фактически вмешалась только Россия. Никто другой.

— А до этой войны не было понятно, что Минская группа не имеет большого влияния на конфликт? Если «решателем проблем» по-прежнему остается Россия, почему ее не принимали во внимание до этих случаев?

— Я не знаю. Этот вопрос следует адресовать тем, кто занимается вопросами внешней политики и безопасности Армении. Это касается не только нынешней, но и бывшей власти. Судя по всему, они не извлекли необходимых уроков из событий, имевших место ранее в зоне Нагорного Карабаха. Напомню, что 10 лет назад, многие мои армянские коллеги уверяли меня, что «Азербайджан никогда не начнет войну», «это исключено», «он не пойдет на такой риск».

«Алиев только угрожает, Карабах ему не нужен».

— Да, «он делает эти заявления для внутреннего потребления». Напротив, я был уверен, что Азербайджан обязательно начнет эту войну, когда это будет удобно ему. И как мы увидели, это произошло.

— Может, мы не учли фактор турецкого вмешательства? Другими словами, мало кто предполагал, что Турция, помимо чисто политического содействия, вмешается в конфликт и военным путем.

— Конечно, Турция сыграла свою роль. Турция дала согласие на начало войны, как это произошло в в апреле 2016 года. Тогда было очевидно, что войну спровоцировала Турция, это совпало с обострением отношений между Россией и Турцией. Так что это не было случайностью.

В любом случае, я не думаю, что проблема Нагорного Карабаха решена. Проблема Нагорного Карабаха не решена. Она была бы решена, если бы территория Нагорного Карабаха была полностью оккупирована азербайджанскими вооруженными силами, и флаг Азербайджанской Республики развевался бы над Степанакертом, который в этом случае назывался бы «Ханкенди».

— Тем не менее, они оккупировали большую часть Арцаха. Как Вы думаете, сохранит ли Арцах свое существование как армянская территория?

— Нагорный Карабах может быть только армянским, так как армянское население Нагорного Карабаха никогда не будет жить в Азербайджане. Это довольно просто и очевидно. Поэтому Карабах либо будет армянским, либо его не будет вообще.

Интервью Арама Саркисяна

Источник: Armenpress

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *