Процесс убыли армянского населения Юга России набирает обороты

Подпишись на ТЕЛЕГРАМ канал @KarabakhTimes

В последние годы часто приходится слышать истории, в которых в гротескном виде преподносится пресловутая армянская миграция. Надо отдать должное организаторам этой по сути глубоко антиармянской пропаганды, сумевшим убедить неискушенных обывателей в том, что двухмиллионная небогатая Армения, в которой катастрофическими темпами падает рождаемость, является источником неисчерпаемой миграции и, якобы, представляет демографическую угрозу для других стран и народов. Не призвано ли раздувание антиармянской истерии завуалировать мощные потоки неконтролируемой миграции, поступающие в Россию из иных регионов постсоветского пространства? В связи с тем, что острие атаки горепропагандистов нацелено в первую очередь на армянскую диаспору Юга России, нами была исследована эта тема на примере Краснодарского края.

История проживания армян на юге современной РФ насчитывает столетия. Миграцию армян в регион принято делить на 3 потока: X-XVвв. (черкесогаи); конец XIX-начало XXвв. (амшенские армяне); постсоветский период.

Согласно переписям 1989 года в крае насчитывалось 182 тыс. армян; 2020 г. — 281,6 тысяч. [https://rosinfostat.ru/naselenie-krasnodarskogo-kraya/]. Многие из них трудоустроены в науке, образовании, медицине, административной сфере и т.д. Но большая часть все же трудится в негосударственном секторе: амшенские армяне — в основном в сельскохозяйственной сфере и торговле продтоварами; армяне третьего потока — в основном в торговле, строительстве, общепите, автомастерских, занимаются иными ремеслами.

С началом пандемии и последовавшей за ней экономической турбулентностью, многие мигранты стали покидать Россию. Согласно данным официальных источников население края стало перемещаться в Грецию, Абхазию и Германию [https://rosinfostat.ru/naselenie-krasnodarskogo-kraya/]. Так, абсолютное большинство выезжающих в Абхазию составили амшенские армяне, возвращающиеся к местам своего прежнего жительства. В условиях пандемии армянские мигранты, впрочем, как и все остальные, оказались невостребованными в системе общепита, которая была “подчищена” в условиях пандемии. А вошедшие в регион крупные торговые сети, существенно “подвинувшие” в торговле малый и средний бизнес, предпочли не иметь дел с незаконными мигрантами, из-за которых могут попасть под санкции.

Расклад сил в миграционных обстановке региона существенно изменил поток внутренних мигрантов, массово прибывающих в край с Востока и Севера РФ, а также Украины. Он принес в регион легальную квалифицированную рабсилу, вытеснившую с рынка труда незаконных мигрантов из стран Ближнего Зарубежья и Армении, в частности. Так, крупные автоцентры сформировали свой кадровый аппарат в большинстве своем именно из русских соотечественников, прибывших из Украины и др. стран Ближнего Зарубежья. В результате армянские автоспециалисты, не сумевшие вовремя натурализоваться, оказались выдавлены и трудятся, в лучшем случае, в мелких автосервисах, функционирующих в основном при авторынках. Подавляющее большинство все же оказалось без работы и вынуждено было возвратиться в Армению. Практически то же самое произошло в строительной отрасли, откуда были выдавлены высококвалифицированные армянские специалисты, не сумевшие легализоваться в России. Низкоквалифицированные же вакансии в отрасли в основном пополнились рабочей силой из республик Средней Азии, чьи притязания на зарплату оказались минимальными, т.к. на Родине они не могут зарабатывать даже столь маленькие средства.

Финансово крепкие, сплоченные, располагающие новаторскими подходами, выходцы из Сибири и Дальнего Востока, количество которых на Юге РФ увеличилось в разы, существенно подвинули функционировавший здесь с начала 90-х бизнес в курортной сфере, общепите, парикмахерских, медицине и т.д. Естественно, их кадровая политика была построена без акцента на южан, которые еще остаются приверженными бизнестрадициям начала 2000-х.

Для выявления процессов в духовной и материальной сфере армянства, нами проведены исследования, которые показали: отсутствие притеснений на национальной почве (95%); недовольство своим социально-финансовым положением и затруднения с самореализацией — 80% (в основном молодежь); 70% армян третьей волны миграции задумываются о возвращении на Родину.

Если с нелегальными мигрантами ситуация ясна — они возвратятся на Родину, то в отношении постоянно проживающей в регионе армянской молодежи наметилась новая тенденция, характерная, кстати, для развитых капстран. Они находятся в активном поиске и при нахождении лучшей работы за пределами региона и страны, готовы “подняться с насиженных мест”. При этом опрошенные отмечали, что многие их знакомые уже выехали за рубеж.

На этом фоне набирают обороты процессы ассимиляции армянства, что подтверждается выводами проведенных исследований — “доля смешанных браков в армянской диаспоре края высока и далее будет увели¬чиваться” [https://refdb.ru/look/1462474-p5.html].

Вывод: армянская община Краснодарского края вошла в этап своего сокращения. Динамика убыли армянского населения в других регионах Юга России протекает более высокими темпами, чем в высокоразвитом Краснодарском крае.

С более полными фрагментами нашего исследования можно ознакомиться по ссылке: https://iarex.ru/articles/83746.html

Мы продолжим следить за развитием ситуации на Юге России; постараемся прояснить какие опасные для страны процессы пытаются прикрыть антиармянской истерией.

Агаси Арабян, президент общественной организации “Джавахкская диаспора России”, член Международного российско-армянского “Лазаревского клуба”

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *